Восстань, дружечка моя



«Memento mori» - думай о смерти. Так говорили древние.
Зачем о ней думать? — возразит современный читатель.
- Все равно когда-нибудь наступит».

Миропомазание. Гравюра К. Вагнера про рисунку Е. Корнеева, 1812 г.

Размышляя о неизбежности смерти, предки наши берегли совесть, старались вести благочестивую жизнь, поддерживая ее покаянием. И, конечно же, заблаговременно готовили смертную одежду, материал для гроба, отдавали различные распоряжения.

Подчас христианские представления о смерти переплетались с пережитками язычества. До сих пор можно услышать: «Залетела птичка в дом — к покойнику». В прошлом таких примет было хоть отбавляй: сорвала буря крышу, мышь пробежала по человеку, собака воет на дом, курица закричала по-петушиному.

Если приближение смерти было явным, умирающего переодевали и давали ему в правую руку зажженную свечу. Иногда расставание души с телом задерживалось. Тогда распахивали двери, заслонку печи, ломали конек на крыше. На раскрытое окно ставили сосуд с водой, чтобы душа, отлетая, «умылась». В некоторых районах воду и вывешенное снаружи полотенце оставляли на 40 дней, пока отлетевшая душа еще находилась возле дома.

В часы предсмертных искушений и переживаний близкие читали над умирающими молитвы и псалмы. «По живому не воют»,— говорили в старину. А потому во время болезни и самой кончины, боясь испугать умирающего и тем самым усилить его предсмертные страдания, не принято было голосить. Причитания начинались тотчас же после смерти человека:

Друг мой милый,
Друг хороший!
Что ж ты вздумал?
На кого ж меня бросил
С малыми детями?
Кто над ними будет стариться,
Кто над ними будет печалиться?

Всю воду в доме выливали, а зеркала занавешивали. Покойника обмывали и обряжали по возможности в новую, обычно белую одежду. Рубаху, в которой человек умер, обязательно разрывали. Между прочим, верхнюю одежду стали надевать на покойников сравнительно недавно. Под влиянием общеевропейской городской традиции траурным цветом одежды принят черный.

Если хоронили в сапогах, то вытаскивали из них гвозди. Вообще все металлические предметы — пуговицы, пряжки — срезали. В гроб клали хлеб, соль, те или иные орудия труда — топор, веретено или иголку, а также трубку, если покойный курил при жизни. Гребенку, которой он расчесывал волосы, ломали и тоже клали в гроб. Дети получали в свой последний путь игрушки, яичко, яблоко или другой гостинец. Иногда в гроб кидали монетки.

По древнему христианскому обычаю над покойником читали Псалтырь. На третий день тело в гробу выносили ногами вперед через двери в хозяйственной части дома или через окно. Интересно, что в одних местах гроб трижды ударяли о порог, а в других, напротив, старались не задеть порога. После выноса покойника избу выметали, мыли пол или посыпали зерном.

На кладбище гроб несли открытым на руках или везли на телеге. Заколоченным, его на полотенцах опускали в могилу. Тут снова, как во время приезда на похороны родных и при выносе тела, повторялись причитания:

Встань, проснися!
Вскрой свои очи ясныя,
Распечатай свои кровавы уста,
Промолви ласково словечко.

Сразу после похорон устраивалась тризна — поминальная трапеза. То, что мы нынче называем просто поминками. Обычно ей предшествовал ритуал поиска покойного — обходили жилые и хозяйственные помещения. Во время тризны в почетном углу оставляли место для усопшего родственника, положив ложку под скатерть, а кусок хлеба сверху. Поминальные трапезы совершались через день, через неделю, на 40-й день и через год после похорон. Они сопровождались посещением могилы умершего. При поминовении его в установленные церковью дни можно было вновь услышать причитания:

Расступись, мать сыра земля.
Расколись, гробовая доска.
Восстань, дружечка моя,
Прилети на свое подворьице,
Погляди на свою дружечку,
На своих детушек!

Причитания по усопшим, или вытье, голошение,— это поминальная песнь. В народе принято было поминать умерших родственников в день Радоницы (Пасха усопших), в Троицкую субботу, в Дмитровскую субботу (осенью) и в Покровскую субботу. По древней традиции, Дмитровская более других уважалась русскими людьми. В деревнях в дни поминовений пекли пироги и блины, шли на кладбище и после заупокойной панихиды поминали умерших кто чем мог. Несмотря на запрещения церкви выпивать на могилах усопших родственников, обычай этот сохранился до наших дней.

Вспоминая о всех почивших в бозе предках своих, возносили россияне молитву о них: «Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих, прости их вся согрешения вольная и невольная и сотвори им вечную память».