Деток родить - не веток ломить



Рожать ли женщине в воде или нет? Какое имя дать новорожденному? В каком роддоме лучше рожать? Подобные вопросы не стояли перед нашими прабабушками. Их волновали совсем иного рода проблемы.

И.Ф. Топылев. Крестины. 1800 г.

И.Ф. Топылев. Крестины. 1800 г.

Прежде всего старались скрыть свою беременность от посторонних. Боялись «лихих» людей, девиц и старых дев — не ровен час сглазят. Между тем посвященным в тайну интересно было: кто же родится у Марфы или Дарьи — мальчик или девочка? Если живот у нее круглый — родит девку, ну а если «угловатый» — парня. Примечали, меняется ли цвет лица у будущей матери, активно ли ведет себя ребенок во чреве...

Рождение наследника было особенно желанным. Именно поэтому частенько беременная ходила в сорочке соседки, у которой рождались мальчишки. Кроме того, роженица, по древнему обычаю, считалась «нечистой», «греховной». В результате бедной женщине-крестьянке приходилось рожать... в бане, хлеву или чулане. Да при этом по возможности воздерживаться от криков. Баню устилали соломой и притаптывали до прихода роженицы. Бросали камешки в очаг, наговаривали на пригоршню воды, которой предстояло обмывать мать и ребенка.

Тут вступала в свои права повивальная бабка. Салтыков-Щедрин писал в «Пошехонской старине»: «Недели за три перед тем, как матушке приходилось родить, послали в город за бабушкой-повитухой..., которая привезла с собой мыльца от раки преподобного (в городском соборе почивали мощи) да банку моренковой мази. В этом состоял весь ее родовспомогательный снаряд, ежели не считать усердия, опытности и «легкой руки». Без добровольных услуг повивальной бабки не обходилась ни одна крестьянская семья. Отказ в просьбе прийти к роженице рассматривался как «непростительный грех». Он мог повлечь за собой, согласно поверью, немедленную кару — «повитуха окаменеет».

Повитухи нигде не учились своему ремеслу. Необходимые знания приобретали опытным путем. Обряды «пупорезок» составляли профессиональную тайну, а заговоры держались ими в большом секрете.

Крестьянские женщины были привычны к родам. Поэтому нередко рожали без помощи и только потом, опять-таки из-за боязни сглаза, призывали на день-два повивальную бабку... В случае трудных родов развязывали все узлы на поясах, платках, косах, раскрывали двери, ставни, сундуки, шкафы, расстегивали одежду. Страдалицу роженицу заставляли трижды обходить вокруг стола или избы, пролезать через хомут, перешагивать через веник или... мужа. Он ложился на порог, причем лицом вниз.

Сегодня решают «проблему»: допускать ли мужа на роды жены, чтобы морально поддержать ее. В прошлом мужчины помогали слабому полу весьма своеобразно. Еще в XIX веке в Смоленской губернии и прилегавших к Белоруссии областях муж надевал на себя сорочки, юбки или платок жены, стонал и пил воду из ее рта. В других губерниях супруг во время родов, наоборот, как ни в чем не бывало, зани-мался ремеслом. Чтобы наследник перенял отцовское дело.

В некоторых районах России после разрешения от бремени рубаху роженицы, словно победный стяг, выставляли на колу у дверей избы. А пуповину у дитяти перерезали или перерубали: у мальчиков на топоре или ином инструменте, у девочек на веретене. Пуповину и послед зарывали в землю, засевали этот клочок овсом, ячменем или травой. Когда посеянное всходило, его срезали, сушили и употребляли как лекарство от болезней.

До принятия христианства на Руси имя человеку давали в память об умерших родственниках. Позднее крестная мать и крестный отец выбирали имя по святцам: в пределах восьми дней до или после рождения.

Восприемники (крестные родители принимали ребенка из рук священника после крещения) несли ответственность перед Богом прежде всего за духовное развитие крестника или крестницы.

Не было принято у наших далеких предков отмечать ежегодно ни дней рождений, ни именин. Иногда праздновали первый день рождения таким образом. Ребенка сажали на топор (мальчика), на веретено (девочку) или вывернутую овчину. Повитуха или отец обрезали ему волосы на голове крестообразно, затем наголо. Остриженные волосы либо прятали, либо зарывали — от порчи.

Во время крестильной трапезы гости дарили новорожденному подарки «на зубок».

Молодая мать не имела «отпуска» и справляла по дому всю работу. Прабабушки наши ко всему были привычными. Недаром в народе говорили: «Деток родить — не веток ломить».